Координатор по бронированию:
→ Тамара radiantouraboss@mail.ru

Менеджеры по бронированию:
→ Екатерина agent@radian-tour.irk.ru
→ Любовь agent@radian-tour.irk.ru

Координатор по бронированию:
→ Тамара 608593503

Менеджеры по бронированию:
→ Екатерина 443326520
→ Любовь 651543441

Координатор по бронированию:
→ Тамара radianturaboss

Менеджеры по бронированию:
→ Екатерина kenkaa13
→ Любовь radian2tour

Иркутск - СР, 27/090°C
+7 (3952) 25 10 48
+7 (902) 511 39 87

Якутия

ЯКУТИЯ ГЛАЗАМИ ИНОСТРАНЦЕВ

Впечатления французского путешественника, в четвертый раз посетившего Якутию.

"Огромная республика Саха не так уж проста для туристов, прибывающих сюда в составе группы впервые. Но не для меня, поскольку я уже имел опыт путешествия к оленеводам Байкальского хребта, которое мне любезно организовал в июле 2011 году Алексей Головинов. Я прошел своеобразное посвящение, отправившись в путешествие, для которого нужно было проехать все озеро Байкал на УАЗике, преодолевая дикие реки и огромные стаи комаров. Мне выпал шанс принять участие в простой повседневной жизни оленеводов и эвенков и снять небольшой любительский 120-минутный фильм «Чум». В марте 2013 года я в сопровождении Алексея вновь вернулся с зимний лагерь оленеводов на снегоходе и передал им этот фильм.

Я слышал, что еще дальше на Севере Республики Саха на огромных просторах дикой тайги так же живут оленеводы. Тогда я вновь попросил Алексея организовать для меня экспедицию в Томпонский район. Туда я отправился уже в одиночку, но Алексей все время оставался со мной на связи по мобильному телефону(поскольку цивилизация все-таки дошла и до того района) и помогал мне. Мне потребовалось 10 дней, чтобы вернуться в лагерь Бригады №6: в Хандыги я в течении двух дней ждал автомобиль, чтобы доехать до места назначения.Затем целый день и 2 ночи я ждал возможности продолжить свой путь на лошадях, т.к. на машине этот путь не возможен. И вот, в 4 часа ночи я оставил машину и в сопровождении двух всадников Йогрием и Иваном я продолжил свой путь.

Наш путь проходил через многочисленные болота и ущелья, в местах, где и в помине не было дорог и каких-либо строительных сооружений – только дикая природа. Находясь так далеко от цивилизации я испытал двойственное чувство, с одной стороны ощущение полной свободы, а с другой страх за свою жизнь… Наконец, в 18.00 семья Семеновых приютила меня в своей "палатке". Я сидел на ковре из веток лиственницы, покрытых оленьими шкурами. Вся мебель, которая была в этой "палатке" – это низкий столик. На ужин на столе стояли кружка горячего чая, домашний хлеб, приготовленный Катей, и тарелка вареной оленины. Каждые 5 или 7 дней эти 14 человек сворачивали лагерь, садили детей на оленей и поздно вечером караваном отправлялись на поиски нового места для стоянки.

В течение почти трех часов, караван пересекал реки, болота, пробирался через густой лиственный лес. Стояла ужасная жара, звук комариного писка постоянно сопровождал нас. Мы разбили лагерь рядом с рекой и жизнь снова вернулась в прежнее русло: Катя готовила Хлеб, молодежь занималась оленями, иногда забивая одного на еду для всего лагеря.

Я помогал семье, как только мог – нянчился с маленьким Олегом, мыл посуду, рубил дрова, и иногда снимал на камеру жизнь семьи, детей, людей из самого большого рекреационного центра мира – огромной якутской тайги. У меня была возможность наблюдать за простой, но суровой жизнью людей, которые продолжали следовать своим традициям, не смотря на соблазны больших городов. У Феди не было пальцев рук (оторванных лассо) и пальцев ног, ампутированных после обморожения. Дочь Кати – Надя должна была растить в одиночку шесть маленьких детей.

Я восхищался этими простыми людьми, которые жили в согласии с природой: они ловили рыбу на ужин (за 6 часов ловли они добывали несколько десятков хвостов хариуса), рубили деревья, для хозяйственной надобности. И при этом, переходя с места на место, всегда оставляли лагерь в чистоте и порядке для следующего года. Никто из них не изучал экологию, им это не нужно. Это у них на генетическом уровне, это их земля, их дом, который необходимо держать в порядке: они неотделимы от природы, в отличие от современных людей.

В горах Байкала и Якутии, я проникся духом коллективизма, об этом я никогда не задумывался живя во Франции. Каждый знает своё место и четко определенные обязанности и несет ответственность в не зависимости от суровых погодных условий.

Я оставил свою работу профессора во Франции, так как хотел познакомиться с жизнью в тайге зимой. Я снова приехал в марте 2013 года на Байкал, чтобы три недели пожить одному в зимовье в тайге не далеко от села Тополиное. А потом вернулся в апреле 2014 года, чтобы провести 3 недели в долине Имнехана в семье Байшевых. Георгий Байшев когда-то обгорел при пожаре в тайге, его долгие годы лечит семья своими силами и благодаря добрым людям. В первую очередь французу Андре Байлли (великий знаток республики Саха), который несколько лет назад был в этой семье и проникся проблемой Георгия. Он вместе с Ассоциацией «Бюже (Bugey) организовал поездку Георгия во Францию, где его несколько раз удачно прооперировали.

В то же время я запланировал снять серию документальных фильмов об эвенках Якутии. И мой первый фильм о простой жизни эвенкийских оленеводов получил признание публики на конкурсе документальных фильмов в городе Макон в ноябре 2014 года.

А весной 2015 года я пообещал Аиталине, матери Гриши сопровождать её сына во время поездки в Лион в январе 2015 года, когда Гриша находился в очередной раз на операции во Франции. И вот я вернулся в апреле с необходимой аппаратурой для съемки (две профессиональные камеры с XLR и штативом) и остался на долгое время. В этот раз я приобрел электрогенераторную установку в Якутске и 60 литров бензина, чтобы чувствовать себя более комфортно в неприспособленных условиях. Я смог снять фильм «Весеннее время» ("Палатка" 4), который завершит серию «Время первого опыта» ("Палатка" 2) и «Время праздника» ("Палатка" 3).

Одновременно со съемкой документальных фильмов я, как географ, продолжил изучать интересующую меня историю жизни людей республики Саха. Я продолжаю изучать эту землю и её огромные территории которые населяют коренные народы. Остается загадкой, как люди Сибири живут и управляются с такой территорией, которая для обычного путешественника представляется бесконечной. Порой, пересекая пространства в 200 км не встречаешь ни одного населенного пункта.

Что для меня Сибирь.… Для меня это опьянение, невероятное головокружительное ощущение от желания пересечь сибирские земли. Более того, здесь, на Великом Севере, нет притворства и обмана. Будучи французом, я желаю также разделить заботы с моими сибирскими друзьями, которые меня всегда хорошо принимали: дорожники, крестьяне, животноводы, торговцы, зимники, среди которых русские, якуты, эвены, эвенки, буряты…

Конечно, прекрасная Якутия этого достойна: она не сдается без усилий, как Москва или Санкт-Петербург. Нужно принять ее климатические законы, заболоченные или промерзшие почвы, темную историю и летние благоприятные условия жизни в тайге. Также необходимо попытаться немного научиться читать кириллицу и говорить по-русски, как и по-французски и по-английски. Такой вот ценой и образовалась Якутия, являясь дикой нетронутой землей на краю мира.

Она учит вас храбрости, единомыслию и смирению."

Мишель Нейруд, 14 апреля 2014.